Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD62.94
  • EUR65.90
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 3178
Мнения

Санкционный пинг-понг. Ярослав Романчук о том, как Лукашенко воспользовался «дырявым» режимом санкций ЕС/США

США ввели новые санкции против Белоруссии - причиной такого решения стал кризис с беженцами на границе с Польшей. Всего под санкции попали 20 человек, 12 организаций - в частности, Белорусская калийная компания, «Трансавиаэкспорт», «Славкалий» и «Белтехэкспорт», а также авиакомпания «Белавиа». Вслед за американцами новый пакет ограничений поддержали Евросоюз и Великобритания.
Экономист Ярослав Романчук объясняет, почему несмотря на кажущуюся строгость, западные санкции не наносят никакого вреда режиму Лукашенко и как российское лобби в ЕС помогает нелегитимному президенту удерживать экономику Беларуси на плаву.

Пятый пошел. Или уже шестой? Европейский или американский? Или трансатлантический? Секторальный или точечный? Санкционные пакеты окончательно запутали белорусов по обе стороны политических баррикад. Оппозиция за рубежом ждала от них давления на режим Лукашенко, принуждения его к освобождению политзаключенных, к началу диалога. Вместо этого число политзаключенных приблизилось к тысяче. Белорусские власти организовали миграционную гибридную атаку на границы стран Евросоюза. Угрозы признать Крым и превратить Беларусь в потенциальный плацдарм для российских вооруженных сил – гибридный, ассиметричный ответ Лукашенко на санкции Евросоюза и США.

Активизировался схематоз между номенклатурно-силовыми коммерческими структурами Беларуси и России. Прорабатываются логистические цепочки для поставки нефтепродуктов, удобрений, химических товаров и других позиций, которые попали под санкции. Происходит реорганизация предприятия в запретных списках ЕС/США. Придумываются схемы с участием офшоров. В Беларусь активно заходят российские банки. Они предлагают не только свои платежные, финансовые инструменты, но также проводят негласный аудит белорусских активов.

В России четко видят резко возросшую уязвимость белорусского режима. Когда прижмет, он вынужден будет предложить российских партнерам то, за что можно получить ресурсную дипломатическую поддержку, благоприятные условия приобретения сырьевых ресурсов. Это время уже не за горами, в 2022 году. Таким образом, ожидания немедленного эффекта от введенных в 2021 году санкций провалились. Обещания принятия шестого, седьмого и очередного пакетов санкций для белорусского режима и его партнеров в России звучат как декларации ОБСЕ/Совета Европы с «решительным осуждением», «категорическим неприятием» или «твердыми требованиями приступить к демократии». И вот почему. Белорусский режим судит не по тому, что может быть в будущем, а по тому, что происходило в 2021 году.

Обещания принять очередной пакет санкций звучат, как декларации ОБСЕ с «решительным осуждением», «категорическим неприятием» или «твёрдыми требованиями приступить к демократии»

Да, давление на белорусскую экономику ощущается. Многое европейские компании отказались и отказываются работать напрямую с белорусскими предприятиями, которые попали под санкции. Не факт, что удастся организовать эти поставки через третьи страны, которые закрывают глаза на такого рода обходные маневры. С 2014 года российские номенклатурно-силовые коммерческие структуры при помощи своих белорусских партнеров научились обходить санкции. Дополнительно они зарабатывают на поддерживаемых государством программах импортозамещения. В 2021 году этот схематоз начал активно обкатываться в Беларуси с учетом накопленного опыта, налаженных товарных, финансовых цепочек. В такой ситуации главными в новых товарно-финансовых цепочках будут люди в высоких кабинетах и больших погонах. Если будет приказ, в них будет встроена любая формально частная компания, как, например, «Уралкалий», «Интеррос», «Норникель», «Лукойл», «Базовый элемент», тем более коммерческие структуры, которые могут быть созданы специально для нового белорусско-российского схематоза. Амбиции, старые обиды менеджеров типа Баумгертнера не в счет. Спорить с Кремлем и его генералами никто не будет. Приказ есть приказ.

Нет сомнений, что во многих странах Евросоюза сформировано мощное российское лобби. Австрия, Германия, Франция, Италия, Кипр – даже этого неполного списка достаточно, чтобы понять, что практика правоприменения принятых санкционных режимов, тем более принятия более жестких, реально блокирующих торговые потоки, является большим вызовом для самого Евросоюза, где подобные решения принимаются консенсусом. При обсуждении санкций в отношении Беларуси со стороны прагматичных европейцев звучат примерно такие аргументы: «Мы не может допустить нарушения интересов нашего национального бизнеса»»; «мы не хотим усугубить страдания белорусского народа»; «мы не готовы окончательно втолкнуть Беларуси в руки России»; «мы должны оставить окно возможностей для А. Лукашенко». А еще «мы не хотим открытого конфликта с ядерной Россией с ее непредсказуемым руководством».

Лукашенко видит, что Кремль встроил его в свою большую геополитическую игру. В ней Беларусь – явно не главная цель, а лишь одна из фигур. Глава Беларуси не имеет ни ресурсов, ни социальной поддержки, ни стейкхолдеров для своей игры. Поэтому он пытается встроиться в кремлевскую так, чтобы в очередной раз извлечь лично для себя выгоды. Он «продает» агрессивную риторику против Запада, миграционную атаку на Евросоюз, дерзость в отношении Запада/НАТО в надежде получить ассиметричные выгоды в виде кредитов, реструктуризации долгов, включения в российский госзаказ и главное - в нейтрализации возможных проектов по изменению архитектуры власти в Беларуси.

Лукашенко тянет время, затягивает близких к Кремлю бизнесменов в свои проекты, убеждает Москву в своей безальтернативности в Беларуси, а также декларирует готовность выступить единым фронтом против Украины. И это пока работает. В защиту своей позиции как надежного правителя он предоставляет Кремлю и белорусам цифры по состоянию экономики в 2021 году. Мол, они – Запад – против меня воюют, а я, диктатор, со всем справляюсь.

В январе – октябре 2021 года доходы бюджета сектора государственного управления составили BYN54 млрд. (37,7% ВВП. Расходы составили BYN51,5 млрд. (35,9% ВВП). Профицит бюджета органов госуправления составил BYN2,5 млрд. или 1,7% ВВП. По сравнению с 2020 годом объем госрасходов к ВВП сократился. Это следствие не рыночных трансформаций, а высокой инфляции, чрезвычайно благоприятной внешней конъюнктуры на традиционные товары белорусского экспорта (рост объема валютной выручки от экспорта) и особенностей статистической отчетности. По итогам 2021 года доходы органов госуправления в долларовом эквиваленте составит ~$25,5 млрд., что на $4,2 млрд. больше, чем в 2020 году, когда санкционные пакеты только начинали обсуждаться и приниматься.

На начало 2021 года курс был 2,58BYN/$1. На 14.12.2021 - курс зафиксирован на уровне BYN2,51/$1. То есть за весь 2021 год состоялась ревальвация белорусской валюты на 2,7%. В Беларуси для большинства населения и бизнеса именно курс BYN-рубля является показателем качества макроэкономической политики. И вот благодаря усилиям Нацбанка, вынужденному консерватизму технократического Минфина и неожиданно буйному внешнеэкономическому везению этот показатель на высоте. Прогнозы и предсказания курсового коллапса провалились.

Наибольшая разница с прогнозами на 2021 год зафиксирована по параметрам внешней торговли. За январь – октябрь 2021 года экспорт товаров и услуг вырос на 32%, до $39,47 млрд. Это на $9,57 млрд. больше, чем за аналогичный период 2020-го. Импорт товаров за первые 10 месяцев 2021 года составил $36,25 млрд., плюс 29,1% по сравнению с январём-октябрём 2020 года. Положительное сальдо внешней торговли товарами и услугами выросло до $3,22 млрд. или ~5% ВВП. Отметим, что экспорт товаров за 10 месяцев 2021 года вырос на 36,3%, услуг – на 18,2%. Это беспрецедентный рывок, который, безусловно, обеспечил макроэкономическую стабильность Беларуси в 2021 году. Воспроизвести такую ситуацию в 2022-м будет невозможно, но созданные резервы и запасы помогут пережить, по крайней мере, первую фазу настоящих секторальных санкций, если такие вступят в силу и будут выполняться.

Еще один параметр стабильности белорусской экономики и дисциплинированности режима - состояние государственного долга. По состоянию на 01.11.2021 он составил BYN55,3 млрд. По сравнению с началом 2021 года он уменьшился на BYN2,5 млрд., на 4,3%. При этом внешний госдолг составил $18,3 млрд., что на $0,3 млрд. меньше или на 1,6%. За январь – октябрь 2021 года белорусское правительство привлекло внешних кредитов на сумму $1,1 млрд. (~78% - от России). На погашение госдолга было направлено $1,45 млрд. (44% - в Россию). Внутренний долг на 01.11.2021 составил BYN11 млрд., на 11,8% больше, чем было в начале 2021 года.

Депозиты физических лиц в BYN-рублях в январе – октябре 2021 года выросли с BYN7,38 млрд. до BYN8,17 млрд., на BYN794,4 млн. или на 10,8%. Депозиты в иностранной валюте сократились с $5,85 млрд. до $5,12 млрд., на $724,9 млн. или на 12,4%. На 01.11.2021 вклады физических лиц в BYN-рублёвом эквиваленте составили BYN20630,3 млн. ~$8,3 млрд. На начало года вклады составляли в эквиваленте $8,8 млрд. Т. е. за 10 месяцев сократились на $500 млн., на 5,7%. Это явно не похоже на бегство населения из банков вследствие санкций или потери доверия к государственной финансовой системе.

Политика доходов правительства также была направлена на консолидацию своего электората. В октябре номинальная начисленная среднемесячная заработная плата составила BYN1478,9 (~$590). Для сравнения в январе 2021 года этот показатель составлял BYN1290 (~$508). Рост средней зарплаты в BYN-рублях на BYN189 или на $82 позволило снять значительную часть социального напряжения и недовольства, даже несмотря на то, что инфляция за январь – ноябрь 2021 года по сравнению с аналогичным периодом увеличилась на 9,4%.

Таким образом, состояние государственного бюджета, торгового и платежного баланса, курса BYN-рубля и долговой позиции, зарплаты и депозитов говорит о том, что Лукашенко сполна воспользовался «дырявым» режимом санкций ЕС/США. Он показал как белорусскому обществу (~25 – 30% своего электората, 35 -38% неопределившихся – согласно опросу Четэм Хаус), так и Кремлю, что справляется с социально-экономическим напряжением и противостоянием с Западом. Санкции, которые вступят в силу в начале 2022 года, наверняка создадут бо́льшие проблемы для экономики Беларуси и политического режима Лукашенко, но свои краткосрочные, тактические задачи в 2021 году белорусский правитель решил.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari