Расследования
Репортажи
Аналитика
  • USD61.77
  • EUR64.99
  • OIL95.88
Поддержите нас English
  • 5677

В ночь на 20 ноября в гей-клуб Club Q в Колорадо-Спрингс ворвался 22-летний студент Андерсон Ли Олдрич (урожденный Николас Бринк) в бронежилете со штурмовой винтовкой AR-15 и пистолетом и начал беспорядочную стрельбу. Пять человек были убиты, 18 ранены. Погибших могло быть намного больше, если бы не посетитель клуба, ветеран Ирака и Афганистана Рич Фиерро — он повалил рослого убийцу на пол и отобрал оружие. На помощь ему пришла одна из драг-артисток, снявшая туфлю и врезавшая убийце по лицу. Олдрич арестован, а в США снова обсуждают, как остановить массовые убийства, происходящие в стране буквально каждый день. За этот неполный год произошло уже 674 масс-шутинга (это абсолютный рекорд), из них 80, где число погибших было 3 и больше. Массовая стрельба стала такой рутиной, что политики обращают внимание только на те случаи, когда число погибших измеряется десятками (в мае было два таких эпизода). Причина очевидна: США — абсолютные чемпионы по количеству гражданского оружия на душу населения. На 326 млн человек там приходится 393 млн единиц, по статистике оружие есть в каждом втором доме. В год в США из огнестрела убивают 20 тысяч человек, то есть в 10 раз больше, чем погибло американцев за 20 лет войны в Афганистане. Во многих штатах до сих пор купить пистолет так же легко, как пачку сигарет, так как там не действует закон об обязательной проверке на совершенные ранее правонарушения (хотя 88% американцев считают, что такой закон должен действовать для всей страны). К примеру, на того же Олдрича уже ранее были обращения в полицию — он угрожал убийством собственной матери. Почему же даже при поддержке большинства американцев ограничения ввести не удается? Одна из причин — оружейная ассоциация NRA, крупнейший спонсор политиков-республиканцев.

Содержание
  • Как право на оружие оказалось прописанным в Конституции США

  • Первые дискуссии о Второй поправке: коллективное или индивидуальное право?

  • Национальный закон об огнестрельном оружии 1934 года: попытка компромисса

  • Закон о контроле над оружием 1968 года и расширение влияния NRA

  • США — абсолютные лидеры по оружию и по массовым расстрелам

  • Как можно отказаться от оружия — пример Австралии

  • Рекордные прибыли оружейного лобби

Как право на оружие оказалось прописанным в Конституции США

Ситуация, когда право на ношение оружия оказывается прописанным в Конституции, довольно редкая и необычная. Историки смогли насчитать лишь 15 когда-либо существовавших подобных конституций в девяти странах. На сегодняшний день действуют только три из них, включая американскую.

Уверенность в своем безусловном праве на оружие американские колонисты привезли с европейского континента. К XVII веку в Англии, как и во многих других европейских странах, владение оружием было широко распространено среди людей почти всех сословий. Любые попытки государства ограничить это право воспринимались в штыки и довольно быстро отменялись. Принятый в 1689 году Билль о правах окончательно закреплял за англичанами, независимо от сословий и финансового положения, право владеть оружием.

Aмериканские колонисты привезли с собой с европейского континента уверенность в своем безусловном праве на оружие

В только что образованных Соединенных Штатах Америки уверенность граждан в праве на оружие стала еще более выраженной. Освободившись от тирании Великобритании, они болезненно относились к любому посягательству на личные свободы. Кроме того, в 1787 году, когда писалась Конституция США, страна была преимущественно сельской, обстановка в ней была небезопасной, и граждане нуждались в оружии для того, чтобы защищать себя.

Для отцов-основателей США право на владение оружием было и вопросом независимости и подлинной свободы их страны. После Войны за независимость они с обоснованным недоверием относились к регулярной армии, считая, что она может быть потенциальной угрозой свободе. По их мнению, все граждане должны были быть «солдатами на полставки». Это позволило бы мобилизоваться против регулярной армии, например, если ее командующие вдруг решат захватить власть и атаковать несогласных, утверждал один из отцов-основателей Александр Гамильтон. Он был уверен, что только вооруженные граждане смогли бы в этом случае дать армии отпор и защитить демократию. Именно из этих соображений Вторая поправка, гарантирующая гражданам США право на хранение и ношение оружие, вошла в Конституцию 1791 года. К тому же многие штаты просто отказались бы ратифицировать Конституцию, не получив предварительно гарантий против произвола центрального правительства. Без них государство попросту не смогло бы объединиться. Поэтому отцы-основатели приняли Вторую поправку почти единогласно.

Однако формулировка Второй поправки оставляет огромный простор для интерпретаций. Ее текст состоит из 27 слов и звучит так:

A well regulated Militia, being necessary to the security of a free State, the right of the people to keep and bear Arms, shall not be infringed (Поскольку хорошо организованное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, право народа на хранение и ношение оружия не должно нарушаться).

Трактовка этой формулировки стала камнем преткновения в дискуссиях о праве на оружие. Идет ли в ней речь об индивидуальном или коллективном праве — не решено до сих пор. Сторонники ограничения оборота оружия убеждены, что авторы Второй поправки не имели в виду ношение оружия для «личных» надобностей, а говорили именно об ополчении (militia). В то время как их оппоненты, наоборот, считают, что Вторая поправка гарантирует индивидуальное право на оружие, не привязанное к службе в ополчении.

Первые дискуссии о Второй поправке: коллективное или индивидуальное право?

Споры о трактовке Второй поправки начались уже в начале XIX века. Первым прецедентом стало дело «Блисс против Содружества», рассмотренное Верховным судом Кентукки в 1822 году. Разбирательство касалось принятого в этом штате в 1813 году запрета на скрытое ношение оружия (concealed weapons). Суд расценил Вторую поправку как «категорическое право носить личное оружие любым способом, который владелец сочтет уместным, — неважно, скрыто или открыто» и отменил запрет как неконституционный. В этом случае суд однозначно трактовал право на оружие как индивидуальное.

Суды некоторых других штатов трактовали его и иначе. Так, в 1840 году Верховный суд Теннесси посчитал, что Вторая поправка говорит об общей защите народа как единого целого, и оставил в силе запрет на ношение и оборот оружия, которое представляет собой угрозу для общества и не является типичным для военных действий. Аналогичным образом в итоге разбирательства «Штат против Баззарда» (1842) был оставлен в силе запрет на скрытое ношение оружия: здесь суд также трактовал Вторую поправку как коллективное право. Однако суд по делу «Нанн против штата» (Джорджия, 1846) постановил, что «право всех людей, старых и молодых, мужчин, женщин и детей, и не только членов ополчения, хранить и носить любое оружие, а не только то, которое используется ополчением, не может быть ущемлено или урезано (...) и любой закон, федеральный или закон штата, противоречит Конституции и может считаться недействительным, если он противоречит этому праву».

Даже несмотря на многочисленные убийства президентов США с применением огнестрела — Линкольн в 1865 году, Гарфилд в 1881, МакКинли в 1901 — законодательных ограничений на федеральном уровне не последовало вплоть до середины XX века.

В первой половине XIX века разница между США и другими странами в области ношения оружия не была такой уж большой: в европейских странах это право не гарантировалось Конституцией, но по факту не слишком ограничивалось. Но чем дальше, тем больше другие страны шли по пути ограничений — а в США политики ссылались на то, что у них связаны руки Конституцией. И все же Конституция была скорее предлогом, чем реальной причиной. Во-первых, потому что в США есть пример отмененной конституционной поправки — это знаменитая Восемнадцатая поправка, вводившая «сухой закон», которая была принята в 1917 году и отменена в 1933-м. Во-вторых, не отменяя действие поправки, несложно ограничить разрешение на оружие так, чтобы исключить масс-шутинги. Например, во время принятия Второй поправки (в 1791 году) не существовало не только автоматического и полуавтоматического оружия, но и даже массового производства револьверов, из пистолета того времени можно было произвести в лучшем случае два выстрела в минуту — не самое подходящее оружие для массового убийства. Но даже тип разрешенного для ношения оружия политики ограничивать не спешат, так что причины здесь не столько юридические, сколько политические.

Национальный закон об огнестрельном оружии 1934 года: попытка компромисса

Одну из самых серьезных попыток ограничить оборот оружия предпринял президент Франклин Д. Рузвельт. К моменту его прихода к власти в 1933 году страну накрыла невиданная волна преступности: сначала из-за «сухого закона», а потом и из-за Великой депрессии. Участились и массовые расстрелы — например, знаменитая бойня в день Святого Валентина, когда мафиози из группировки Аль Капоне 14 февраля 1929 года застрелили в Чикаго семь человек. В 1933 году и самого Рузвельта чуть не убили из огнестрела: 33-летний Джузеппе Дзангара выстрелил в него в Майами из пистолета 32 калибра, при этом смертельно ранив мэра Чикаго Антона Чермака.

Статья о бойне в День Святого Валентина в Chicago Daily News
Статья о бойне в День Святого Валентина в Chicago Daily News

Попытка ограничить оборот гражданского оружия именно в этот период могла быть связана не только с организованной преступностью, но и с вызванными Великой депрессией социальными волнениями. Прошедший в 1932 году Марш ветеранов Первой мировой войны заставил власть всерьез опасаться, что вооруженные и раздосадованные невыплатой компенсаций протестующие могут перейти от маршей к более решительным действиям.

Марш ветеранов Первой мировой войны заставил власть опасаться, что вооруженные протестующие могут перейти к более решительным действиям

К 1930-м годам законы о контроле оружия одобрили уже два десятка штатов. Одним из важных прецедентов стал принятый в штате Нью-Йорк еще в 1911 году Закон Салливана, который ограничивал ношение скрытого оружия и требовал его лицензирования. После него аналогичные ограничения стали вводить другие штаты. Например, в Мичигане для покупки оружия требовалось разрешение полиции, а в Западной Вирджинии нужно было получить лицензию.

Рузвельт захотел изменить законодательство на федеральном уровне. В 1934 году он принял Национальный закон об огнестрельном оружии, который предписывал регистрировать (и к тому же облагал довольно высокими налогами) покупку оружия из «Раздела II», а именно пулеметов, короткоствольных винтовок, тяжелого вооружения, замаскированного или самодельного огнестрельного оружия. Изначально в планах президента США было обязать регистрировать любое огнестрельное оружие, а также ввести правило для всех новых покупателей сдавать отпечатки пальцев. Однако эта идея столкнулась с мощным сопротивлением. Оппоненты настаивали, что этот закон ударит по добропорядочным гражданам, оставив их беззащитными перед гангстерами. К этому аргументу они апеллируют и сегодня.

Противники Национального закона об огнестрельном оружии настаивали, что он оставит граждан беззащитными перед гангстерами

Одним из главных противников расширенной редакции закона стала Национальная стрелковая ассоциация (NRA). Основанная в 1871 году как обычная спортивно-стрелковая организация, главной целью которой декларировалось устройство стрелковых соревнований и стрельбищ, уже с начала XX века она начала активно вмешиваться в политику, всеми силами препятствуя принятию законов, ограничивающих оборот гражданского оружия. Формально NRA поддержала усеченную версию закона 1934 года, но в том же году создала в своей структуре отдел по вопросам законодательства (Legislative Affairs Division), который в 1975 году превратится в Институт законодательных действий (Institute For Legislative Action). Довольно скоро NRA достигнет огромного политического влияния и будет уже не просто лоббировать одни законы и препятствовать другим, но и финансировать избирательные кампании нужных политиков. Эта организация и сегодня остается мощнейшим лоббистом в вопросах гражданского оружия.

Закон о контроле над оружием 1968 года и расширение влияния NRA

Следующее серьезное ужесточение законодательства произошло только 34 года спустя. Хотя причины для этого возникли гораздо раньше. Например, в 1949 году случился крупнейший на тот момент массовый расстрел: безработный ветеран Говард Урну убил 12 человек и ранил еще четверых в городке Кэмден, штат Нью-Джерси. Тем не менее об ограничениях всерьез заговорили только в 1960-х, когда в США прогремела серия громких политических убийств. В 1963 году в Далласе был застрелен президент Джон Кеннеди (винтовку убийца Ли Харви Освальд приобрел по почте, сделав заказ по каталогу журнала NRA), а в 1968 году с разницей в два месяца были убиты лидер движения за права афроамериканцев Мартин Лютер Кинг и сенатор США Роберт Кеннеди.

Фотография с места убийства Мартина Лютера Кинга
Фотография с места убийства Мартина Лютера Кинга
Joseph Louw

Принятый в 1968 году Закон о контроле над оружием запретил продажу оружия несовершеннолетним, душевнобольным, наркозависимым и лицам, осужденным за уголовные преступления на срок более чем 1 год. Кроме того, он несколько ограничил торговлю — например, запретил продажу по почте, а также уменьшил импорт и реализацию между штатами. Но даже тогда общенациональная регистрация оружия и его покупателей так и не была введена. Кроме того, общей базы данных покупателей на тот момент не существовало, поэтому и принятые ограничения соблюдались далеко не всегда.

Несколько улучшил ситуацию принятый в 1993 году Закон Брэди, с помощью которого попытались решить проблему отсутствия общенациональной базы данных. Теперь продавцы оружия должны были выждать пять дней, чтобы за это время правоохранительные органы успели проверить личные данные покупателя.

Следующей важной победой стал принятый в 1994 году Запрет на штурмовое оружие, когда Конгресс запретил продажу полутора сотен моделей полуавтоматического оружия. Это была политически рискованная мера. По воспоминаниям сенатора-республиканца от штата Мичиган Фреда Аптона, после голосования за этот запрет он был вынужден полгода находиться под охраной полиции.

Запрет был рассчитан на десять лет. В 2004 году, при Джордже Буше, несмотря на многочисленные общественные усилия, его просто не продлили. Не помогло даже то, что исследования доказали эффективность запрета: в период, когда он действовал, количество смертей от массовых расстрелов (которые чаще всего совершаются с использованием именно полуавтоматического оружия) сократилось, а с 2004 года, когда запрет потерял силу, вновь наблюдается резкий рост числа жертв.

В период, когда действовал Запрет на штурмовое оружие 1994 года, количество смертей от массовых расстрелов сократилось

Запрет не продлили во многом благодаря деятельности NRA, которая стала одной из самых влиятельных лоббистских групп в США. У организации есть собственные рейтинги политиков и конгрессменов. Их оценивают от A до F в зависимости от их позиции по поводу оружия, где A+ — максимальная поддержка NRA по всем значимым вопросам, а F — последовательные выступления за ограничение оборота оружия. От этих рейтингов зачастую зависит политическая карьера: нужных политиков NRA активно поддерживает на всех уровнях. Так, в президентскую кампанию Трампа организация, по некоторым оценкам, вложила $30 млн, помимо этого, она поддерживала еще 99 политиков, согласных с их повесткой.

США — абсолютные лидеры по оружию и по массовым расстрелам

Сегодня США — абсолютные лидеры по количеству гражданского оружия на душу населения. По данным независимого швейцарского исследовательского проекта Small Arms Survey, на 326 млн человек приходится 393 млн единиц оружия. На 100 человек — 120 единиц гражданского оружия. Для сравнения, у Йемена — второй страны в этом рейтинге — всего 53 единицы. Таким образом, составляя всего 4% от населения земного шара, американцы владеют 46% всего мирового запаса гражданского огнестрельного оружия.

В некоторых городах США, например, в Балтиморе, штат Мэриленд, количество оружейных магазинов превышает количество «Старбакосов» и «Макдоналдсов». Полуавтоматическую винтовку AR-15 — основное оружие Стивена Пэддока, убившего 58 и ранившего более 700 человек на концерте в Лас-Вегасе, и любимую винтовку многих других массовых убийц — в некоторых штатах можно купить, предъявив одни только водительские права. Не понадобится ни лицензия, ни разрешение, ни справка о психическом здоровье. Причем AR-15 можно вполне легально модифицировать, после чего она способна служить практически как автоматическое оружие: усовершенствованный приклад позволяет спусковому механизму двигаться гораздо быстрее, чем в изначальной конструкции.

80% убийств в в США совершается с применением огнестрельного оружия. Для сравнения: в Великобритании этот показатель — 4%. При этом число погибших от огнестрела в США из года в год растет и в 2021 году превысило 20 тысяч человек — это в 10 раз больше, чем все потери США за 20 лет войны в Афганистане. Среди убитых — 313 детей в возрасте до 11 лет и 1248 подростков от 12 до 17 лет. Впечатляет и число массовых расстрелов — 692, то есть в среднем почти два масс-шутинга в день, абсолютный антирекорд за все годы наблюдений. В штатах с более строгими правилами продажи оружия, как и следует того ожидать, все эти показатели заметно ниже.

Главный аргумент сторонников оружия — «лучшая защита против плохого парня с оружием — хороший парень с оружием» — не стыкуется с американской статистикой. В США происходит в среднем 6,3 убийства на 100 тысяч населения — это не просто худший показатель среди развитых стран, это в 5–10 раз выше, чем в странах Западной Европы.

Как можно отказаться от оружия — пример Австралии

История знает примеры удачных ограничений оборота гражданского оружия даже в странах, где традиции владения им были почти так же сильны, как в США. Один из таких примеров — Австралия, где в конце XX века проблема убийств из огнестрела была почти так же остра, как в Америке. В Австралии долгое время не существовало единого закона об оружии: каждый штат мог вводить собственные ограничения. Попытки ужесточить законы в государстве, где взгляды на владение оружием были очень схожи с американскими, воспринимались в штыки. Но все изменилось 28 апреля 1996 года, когда 28-летний Мартин Брайнт устроил массовый расстрел в крошечном (около 200 человек населения) курортном городке Порт-Артур. 35 человек были убиты, 24 ранены. Этот расстрел был далеко не первым масс-шутингом в истории страны, однако самым крупным.

Сотрудники аварийно-спасательных служб обыскивают дом, где спрятался Мартин Брайнт, 1966 год
Сотрудники аварийно-спасательных служб обыскивают дом, где спрятался Мартин Брайнт, 1966 год
Jason South

Правительство отреагировало незамедлительно. Всего через двенадцать дней после расстрела в Австралия приняла NFA, Национальное соглашение об огнестрельном оружии. Это было именно соглашение, потому что формально вопросы контроля оружия по-прежнему находились в юрисдикции штатов, и документ был договором между центром и местными правительствами. Его единодушно поддержали обе основные политические партии страны, лейбористская и либеральная. Документ провозглашал обязательную регистрацию оружия, ужесточал порядок выдачи лицензий (теперь, чтобы купить оружие, нужна была уважительная причина — и самооборона в число таких больше не входила) и совсем запрещал автоматические и полуавтоматические винтовки, а также помповые ружья. Соглашение включало программу выкупа у населения оружия, которое еще вчера считалось легальным, а после принятия закона оказалось запрещенным. Правительство опасалось массовых протестов, но австралийцы встретили Соглашение благосклонно и сдали более 640 тысяч единиц оружия в рамках программы выкупа.

Австралийцы встретили Национальное соглашение об огнестрельном оружии благосклонно и сдали более 640 тысяч единиц оружия

За довольно короткий срок страна полностью переосмыслила взгляд на владение оружием: из неотъемлемого права оно превратилось в привилегию, которую нужно было заслужить. Теперь любой, кто хочет претендовать на владение даже тем оружием, которое разрешено, должен получить лицензию. Данные о нем вносятся в национальный реестр, а процесс получения лицензии вовсе не формален: претендент должен пройти базовое обучение техники безопасности по аккредитованной государством программе, указать «уважительную причину» и подождать 28 дней — за это время биографические данные потенциального покупателя тщательно проверяются полицией.

В итоге массовые расстрелы в Австралии практически прекратились. Исключение — масс-шутинг 2018 года в городе Осмингтон, в результате которого погибли семь человек. По данным Гарвардского исследовательского центра по контролю травматизма (Harvard Injury Control Research Center), вдвое сократилось и число убийств и самоубийств с применением огнестрельного оружия — и, что важно, количество убийств и самоубийств другими способами при этом не увеличилось. Исследование 2017 года приводит даже более оптимистичные цифры: в результате NFA число смертей от огнестрельного оружия снизилось на 60%.

Рекордные прибыли оружейного лобби

Многие эксперты уверены, что США есть чему поучиться у Австралии. Но для этого нужен общественный консенсус, которого в Америке пока нет. Если в Австралии после масс-шутинга в Порт-Артуре политики и граждане единодушно решили, что оборот оружия нужно ограничить, то в США каждая попытка ограничить продажу оружия раскалывает общество на две части. Даже массовые расстрелы в США не слишком меняют расстановку сил в этой дискуссии.

Несмотря на статистику случаев насилия с применением огнестрельного оружия, около трети граждан США по-прежнему верят в то, что владение оружием сдерживает насилие. Эту идею активно поддерживают оружейное лобби, которое, разумеется, не заинтересовано в поиске компромиссов с другой стороной, а закон о лоббизме в США либеральнее, чем в большинстве развитых стран. На кону колоссальные деньги, и они растут. К примеру, у лидера рынка, оружейной компании Sturm Ruger & Co, рост прибыли в 2021 году составил 73%, а производства — 30%. Если в 2019 году годовая прибыль компании составила $410 млн, а в 2020 — $410 млн, то в 2021 — $730 млн. Растут и продажи оружия в целом: по данным Национальной системы мгновенной проверки криминального прошлого ФБР, в 2020 году количество заявок на покупку выросло на 20% по сравнению с 2019 годом.

Около трети граждан США по-прежнему верят в то, что владение оружием сдерживает насилие

В юридическом поле сторонники свободного оборота оружия тоже зачастую выигрывают: консервативные судьи охотно становятся на их сторону. Очень значимым в этом смысле оказалось дело «Округ Колумбия против Хеллера» (2008): тогда в дискуссию о том, трактовать ли Вторую поправку как индивидуальное или коллективное право, впервые с 1939 года вмешался Верховный суд. Судья Антонин Скалиа заявил, а большинство судей с ним согласились, что Вторая поправка гарантирует именно индивидуальное право на владение оружием — независимо от упомянутой в ее тексте службы в ополчении. В результате был отменен закон округа Колумбия от 1975 года, который значительно ограничивал покупку и хранение оружия.

Последняя крупная победа оружейного лобби состоялась 23 июля 2022 года, когда Верховный суд отменил принятые еще в 1911 году ограничения штата Нью-Йорк на скрытое ношение оружия вне дома. Постановление суда вновь трактовало Вторую поправку как право каждого человека «хранить и носить оружие» в индивидуальном порядке. Президент Джо Байден заявил, что глубоко разочарован этим решением:

«Это постановление противоречит как здравому смыслу, так и Конституции (...). После чудовищных атак в Буффало и Увальде, равно как и не попадающих в заголовки газет ежедневных актов насилия с применением огнестрельного оружия, мы как общество должны делать больше — а не меньше — для защиты наших соотечественников. (...) На кону — жизни».

С другой стороны, сторонники ужесточения контроля оборота оружия тоже не теряют времени, тем более что их активно поддерживает действующий президент. Уже на следующий день после упомянутого выше постановления Верховного суда Конгресс США отправил на подпись Джо Байдену законопроект, который называют «самым строгим федеральным законом, направленным на предотвращение насилия с использованием огнестрельного оружия, принятым за последние тридцать лет». Законопроект, принятый 234 голосами против 193 («за» проголосовали все демократы плюс 14 республиканцев), усиливает проверку биографических данных покупателей в возрасте до 21 года и предполагает выделение значительных средств для повышения безопасности школ. Кроме того, он закрывает печально известную «лазейку для бойфрендов»: ранее лицам, осужденным за домашнее насилие или находящимся под запретом о приближении (restraining order), было запрещено покупать оружие только в том случае, если они с жертвой находились в официальном браке или жили вместе. Теперь эта дыра в законодательстве закрыта.

По данным на 2021 год, ужесточение законов об оружии поддерживает чуть больше половины (52%) американцев; а 88% поддерживают идею сделать проверку биографических данных (backgound cheks) обязательной для всех штатов. Уровень поддержки традиционно коррелирует с политическими взглядами респондентов: если среди демократов за ужесточение выступает 91% опрошенных, то среди республиканцев — всего 24%. Двухпартийная система замедляет решение проблемы: хотя большинство американцев в целом за ужесточение контроля, для республиканцев (а их сегодня большинство в Палате представителей) важнее то, что среди их электората таких меньше половины, а щедрое финансирование от NRA служит дополнительной мотивацией ничего не менять.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari